Парусные маршруты. Хорватия

 

Хорватия. Часть 3: от Примоштена к водопадам Крка  

 

 

 

 

17.03.2017 г.                                         Сергей Фалдин

 

  

 

   Слышался шум, возгласы и движение людей: выстроившись в линию, все поочередно, как в танце, поднимали вверх руки, как будто передавая что-то по эстафете. Боже мой, это же наш Чижик! Он нас нашел! Удивляя всех своей смелостью, он садился на головы, в руки. У него не было причин бояться людей. И он мчался по головам, к нам, в конец очереди. Нашел-таки! За несколько миль от яхты, но нашёл нас! Ухаживая за ним, мы открыли для себя эту птицу, характер и верность голубя.

 

Хорватия. Часть 2: от бухты Вучине к Рогознице

Разбуженная переполохом наверху, девочка взбиралась по лестнице вверх в кокпит, рукою протирая заспанные полуоткрытые глаза. Ее взгляд застыл на повисшем в руках отца молотке. Отец присел, увидев дочку, его глаза выглядели виновато-растерянно. Яркая повсюду разбрызганная с подтеками кровь на белом корпусе лодки, на руках отца и молотке, темно-красная слизь на тиковом полу./p>

— Папа, мы что, человека убили? — еле выговорила девочка.

— Нет, я рыбу поймал, — удивленно ответил отец  и улыбнулся.

Дочь брезгливо фыркнула, одарив гримасой, и ушла. Отец опустил глаза на стальное тело затихшего тунца:

— И что мы будем делать с таким количеством мяса?

(из записок шкипера)

Хорватия. Часть 1: от Цавтата до Ластово

Хорватия как будто создана для яхтинга — следуйте от острова к острову, за которыми на переходе в свежую погоду всегда можно укрыться от волн и насладиться парусом. Здесь вы встретите множество защищенных бухт и марин, куда даже при резкой смене погоды можно сразу «нырнуть», и чудных городов венецианского очарования. Прекрасная кухня и вино. Это одно из красивейших мест в мире, виды которого мы впитывали одновременно с восторгом и с сожалением, что не со всеми могли этим сразу поделиться.

При подходе к островам Хорватии наш голубь Чижик, подобранный в Которе, оперился, пролысины исчезли, он стал бодрым и начал проявлять свой характер. Его абсолютно не устраивало длительное нахождение в импровизированной клетке, которую мы смастерили из пластикового контейнера. Он клевался, требуя свободы. Пределы его мира мы ограничили пространством кокпита, а в вечернее время — салоном яхты. Утром же, освобожденный сыном из клетки и перенесенный в каюту, он с неисчерпаемой энергией карабкался по нашим еще не проснувшимся телам, оставляя отчетливые следы своих когтей. Это стало его повседневной «обязанностью». Так наш экипаж пополнился активным членом, ответственным за побудку капитана и общее настроение команды.